Дискриминация переселенцев. Расследование «Народной прокуратуры»

Уже более трех лет продолжается вооруженный конфликт на Донбассе. За это время тысячи людей нашли пристанище на мирной территории Украины. Однако не всем удалось социализироваться и интегрироваться в новых общинах. Одной из причин стало принятое в 2016 году постановление Кабинета министров №365, которое поставило переселенцев в неравные условия по сравнению с другими гражданами Украины. В основном в том, что положило начало обязательным проверкам фактического местонахождения внутренне перемещенных лиц каждые полгода. Оно усилило контроль над социальными и пенсионными выплатами, чем поставило людей в зависимость от этих проверок.

Переселенка из Стаханова Евгения Акименко проживает в Харькове вместе с тремя маленькими детьми и мужем. В то время как супруг зарабатывает деньги для семьи, Евгения ухаживает дома за детьми. Она убеждена, что права переселенцев в Украине нарушаются, ибо о подобных проверках социальные службы никогда не предупреждают, поэтому приходится ждать дома социальных инспекторов, иногда несколько недель.

В то же время в департаменте социальной защиты населения Харьковской областной государственной администрации заявляют, что предупреждать внутренне перемещенных лиц о визите государственного социального инспектора не предусмотрено законодательством.

Мнения представителей власти и волонтерских организаций по поводу постановления №365 в корне отличаются. Активисты убеждены, что такое предвзятое отношение к людям, которые потеряли все, свидетельствует о нарушении конституционных прав человека. Причем проблема и в том, что многие работающие переселенцы физически не имеют возможности проходить такие проверки.

«Они просто загоняют людей в бесконечный водоворот верификацій, появлений, напрягов с тем, что нужно быть обязательно на месте, нужно обязательно зафиксировать себя, ну это дискриминация чистой воды, поскольку ни один другой гражданин Украины не подлежит таким проверкам», – утверждает советник Министерства социальной политики Дмитрий Коростелев.

Из-за неосведомленности относительно дат будущих проверок социальными инспекторами возникают ситуации, когда переселенцев не оказывается на месте фактического проживания, и тогда им блокируются все выплаты. Очень часто – безосновательно, потому что человек может выйти в магазин или быть на работе. Восстановить потом свою адресную помощь можно, написав повторное заявление на получение средств, а это – большие очереди в управлении соцзащиты и снова проверка.

«К сожалению, работники органов социальной защиты жалуются в том числе нашим сотрудникам на то, что очень увеличилась нагрузка, при этом не выросла заработная плата и не прибавилось штатных единиц, хотя обязанностей стало гораздо больше, чем было раньше. Это приводит к тому, что люди начинают выгорать, они нервно реагируют на перемещенных лиц, это создает напряжение в обществе», – рассказывает Олег Тарасенко, старший стратегический юрист БФ «Право на защиту».

Переселенке Светлане Черкес, которая проживает в санатории «Джерело» в Пуще-Водице, заблокировали социальные выплаты, потому что в день проверки она поехала на похороны мужа. И его смерть не стала смягчающим обстоятельством для возобновления социальных выплат. Деньги за полтора месяца Светлана так и не получила.

Проблема с социальными выплатами – не единственный непродуманный механизм в постановлении №365. Так, наиболее незащищенная часть населения, пенсионеры, также подвергаются тяжким испытаниям от ее действия. В ней не разграничили понятия социальных и пенсионных выплат. Поэтому, согласно этому постановлению, пенсионеры-переселенцы имеют право получать пенсию только после того, как оформляют себе справку переселенца на подконтрольной территории, потому что Украина временно не осуществляет своих полномочий на части территорий Луганской и Донецкой областей.

В свою очередь государство снимает с себя всю ответственность за людей, которые остаются жить на неподконтрольной территории. Мол, не могут дать никаких гарантий.

«Когда человек перемещается на неподконтрольную территорию, что там с ним происходит, мы не знаем, мы не можем гарантировать ему право на жизнь, потому что органы власти там не действуют, мы не можем гарантировать право на собственность и в том числе гарантировать право на получение социальных выплат, когда он находится на территории, которая не контролируется», – отмечает министр социальной политики Украины Андрей Рева.

«Народная прокуратура» попыталась узнать, насколько реально выехать с неподконтрольной территории и чего это стоит. Для этого мы приехали в Харьков и попытались добраться до Луганска.

Работница автостанции отвечает нам, что автобусы у них по такому маршруту не ездят, говорит – они нелегальные. Однако тамошние водители возражают – транспорт есть, но он ходит по времени и по записи. Ищем дальше. Через некоторое время находим пассажиров – бабушку с дедушкой, которые уже записались на микроавтобус, который проходит через Россию. Чуть позже встречаем и самого водителя. Узнаем стоимость проезда: она составляет 750 гривен в одну сторону. Ровно одну пенсию человек должен отдать за один выезд на подконтрольную территорию. Причем длиться такая поездка может от целого дня до полутора суток. Подобные выезды пенсионеров за своими «кровными» активисты связывают с желанием государства предотвратить финансирование незаконных вооруженных формирований.

Пенсионер из Макеевки Владимир Гугало именно тот человек, который вынужден выезжать с той стороны на мирную, чтобы не умереть с голода. Выехать на подконтрольную территорию на постоянное место жительства он не может, поскольку дома остаются жена и больная мать, за которой они должны ухаживать.

«Не успеют они приспособиться, ну там ездят к банкоматам, где ближе, как опять придумают какое-то постановление, чтобы вставить палки в колеса. О каком финансировании боевиков за счет пенсионеров может быть речь, если ну что там с той тысячи, это смешно», – делится пенсионер Владимир Гугало.

И таких историй на самом деле очень много. По мнению волонтеров, переселенцы, в том числе и пенсионеры, – это, прежде всего люди, которые нуждаются в помощи. А решить их проблемы можно только путем отмены постановления №365. Для этого благотворительные фонды и волонтерские организации обратились в суд.

«С точки зрения Министерства социальной политики, а также Кабинета Министров, которые они озвучивают во время судебных заседаний, речь идет о совершенствовании механизмов и об облегчении жизни внутренне перемещенных лиц… Однако мы считаем, что это дискриминация, и направлена на то, чтобы максимально уменьшить расходы бюджета на этих лиц», – уверен Олег Тарасенко.

На сегодняшний день все, что государство смогло сделать для переселенцев за три года, – это немножко улучшить их существование. Так, из ответа на наш запрос мы узнали, что Министерство социальной политики утвердило другую редакцию постановления №689, которая увеличивает социальные выплаты на семью до 3400 грн, позволяет снимать деньги с карточки «Ощадбанка» в других банкоматах, отменяет очередные проверки для тех, кто верифицировался в «Ощадбанке»…

Также 1 сентября этого года в Харькове открыли Региональный центр по предоставлению административных услуг. Теперь переселенцы смогут продлевать свои социальные выплаты без очередей и лишних нервов. Пока что туда перевели только три района города, но в будущем планируется переход к модели электронной очереди и других районов Харькова.

Но этих шагов недостаточно для решения всех дискриминационных действий, с которыми сегодня сталкиваются переселенцы из Луганска, Донецка и Крыма, убеждены активисты.

«Законодательные инициативы есть, они разработаны, некоторые из них зарегистрированы, остается дело за политической волей. Вы же знаете, конфликты других государств – и Грузии, и Молдовы, и Кипра, – они показывают, что 5 лет – это точка невозврата», – заключает Ольга Аверина, советник управления Министерства социальной политики в г. Харькове.

Четвертый год украинцы не могут дать ответ на вопрос: «Когда закончится война на Донбассе?». Переселенцы с востока Украины и Крыма потихоньку привыкают к жизни «без прав» на мирной земле, без надежды на возвращение домой… Требования – есть, инициативы – есть, воли – нет. Когда государство перестанет закрывать уши в разговоре с переселенцами и начнет слушать, то и решения придут.

«Народная прокуратура»

https://112.ua/statji/diskriminaciya-pereselencev-rassledovanie-narodnoy-prokuratury-415387.html